Cosmo Online
Звезды
Не новости
«Настоящая любовь»: отрывок из автобиографии Дженнифер Лопес о тяжелом разводе

Конец эпохи

На дворе был май, и с момента того самого разговора на тему «Я несчастлив» я жила с огромным количеством вопросов, на которые не находила ответа, и таким же количеством противоречащих друг другу эмоций. Оглядываясь назад, я могу сказать, что, возможно, мы оба намеренно избегали дальнейших разговоров, но разрыв между нами неизменно продолжал нарастать. Но я любила своего мужа, любила свою семью. Я не готова была все бросить и сдаться.

Приближался финал «Американского идола», и вместе со Стивом и Рэнди мы должны были подготовить совместное выступление. Оно должно было стать кульминацией этого удивительного и великолепного сезона, буквально вдохнувшего в шоу новую жизнь. Но нам никак не удавалось договориться со Стивом по поводу выбора песни. Мы предлагали кучу идей и высказывали кучу мнений, но по той или иной причине ничего не получалось.

Я позвонила Саймону Фуллеру, создателю и продюсеру «Идола», и сказала: «Мы просто обязаны сделать это! Год был настолько потрясающим!» Он попытался что-то предпринять, но нам все больше становилось понятно, что выступление не состоится. Я была разочарована, поскольку финал должен был превратиться в реальное шоу. У нас был целый список высококлассных исполнителей: Тони Беннетт, Леди Гага, Бейонсе, Глэдис Найт… Это была плеяда талантов, среди которых должна была появиться наша звездная команда. Но, похоже, карты ложились совсем по‑иному.

На следующий день (за два дня до финала) мы с Марком отправились на голливудскую «Аллею славы», где Саймон Фуллер открывал свою звезду. На церемонию прибыли фотографы и фанаты. Я люблю Саймона, и своим присутствием мне хотелось поддержать его. Увидев нас, он тотчас же подошел и заключил нас в свои огромные объятия.

Новости

Парни, не ссорьтесь! Дженнифер Лопес путешествует с бойфрендом и бывшим мужем

Крупным планом

Дженнифер Лопес, Джим Керри и другие звезды, которым когда-то было негде жить

«Настоящая любовь»: отрывок из автобиографии Дженнифер Лопес о тяжелом разводе

«Слушай, — сказал он. — Мы хотим, чтобы ты сделала на финале все, что задумала. Мы хотим, чтобы ты была счастлива». Я знаю, он был расстроен из-за того, что наше трио со Стивеном и Рэнди не состоялось. И мне было приятно, что он хотел все исправить. На протяжении всего сезона «Американского идола» я испытывала в свой адрес подобное заботливое отношение.

«Может, вы, ребята, сделаете что-то вместе?» — предложил он.

Я посмотрела на Марка и спросила: «Ну, ты хотел бы сделать что-то подобное?»

И хотя в тот момент я чувствовала себя как никогда уязвимой, я надеялась на то, что совместная работа станет для нас шансом на воссоединение.

«Конечно, — ответил он. — Хотя придется все сделать очень быстро».

«Просто дай нам знать, что тебе нужно, — отозвался Саймон. — Все, что угодно».

«Ты можешь самолетом доставить мою команду?» — спросил Марк. Это была не совсем обычная просьба, поскольку Марк всегда выступал со своим собственным оркестром из семнадцати человек, большая часть из которых находилась в Майами и Нью-Йорке.

«Да, без проблем, — сказал Саймон. — Все будет исполнено». И он сдержал слово.

Чуть позже в машине, когда мы ехали домой, я предложила Марку: «Раз уж прилетает твой оркестр, может, исполним одну из твоих песен? Как насчет Aguanile?»

Я знала, что основная аудитория «Американского идола» будет без ума от радости, когда услышит песню Марка, хотя она и будет исполняться на испанском языке. Я уже начала предвкушать будущее представление.

«Я могла бы спеть с тобой, — сказала я. — Я могу вступить со второго куплета, а припев мы уже будем петь вместе…»

Но Марк не согласился. Очень деловым тоном он произнес: «Понимаешь, это как бы мужская песня». А затем он предложил мне станцевать, пока он будет исполнять композицию.

Я не была уверена в таком решении, но неохотно согласилась. В конечном итоге я хотела, чтобы нам обоим было хорошо. Я была готова вложить всю свою любовь и все свои силы как исполнитель и артист в данное выступление.

Я тут же подхватила «продюсерский» тон: «Нам нужны будут танцовщицы в костюмах из перьев. Все должно выглядеть шикарно, но в приглушенных тонах…» Я хотела, чтобы все было идеально. Шоу должно было состояться через два дня, и времени на подготовку особо не оставалось. Мы сделали хореографическую постановку с тем прицелом, что я должна была появиться на сцене после того, как Марк допоет первую половину песни.

В ночь финала накал страстей был нереальным. Одно восхитительное выступление сменялось другим. Наконец настал и наш черед: Марк пел так, что зал неистовствовал от восторга. Когда я вышла на сцену и начала танцевать вокруг Марка, он слегка приподнял свою бровь, чем вызвал небывалый шквал смеха. Аудитория уже не помнила себя от счастья. Последняя часть песни была сделана бесподобно, мне даже удалось уговорить Шилу Э. исполнить соло на барабанах. Накал нарастал и нарастал, и когда трубы наконец проиграли последние аккорды песни, я встала рядом с Марком, повернулась спиной к аудитории и положила свою руку ему на грудь, привлекая к нему все внимание зрителей. Когда толпа начала кричать и аплодировать, мы поцеловались, и я протянула руку, что стереть красную помаду с его губ, чтобы он не выглядел глупо.

«Настоящая любовь»: отрывок из автобиографии Дженнифер Лопес о тяжелом разводе

Марк был потрясающий, и все прошло просто великолепно. Чуть позже я поняла, что это выступление должно было стать кульминацией чудесного года в моей жизни и моей карьере, но по каким-то причинам этого не произошло.

Это правда, что иногда в попытках сохранить взаимоотношения ты можешь не заметить, как приносишь на жертвенный алтарь то, что реально важно для тебя. И это было именно то, что я делала.

Оглядываясь назад, я могу сказать, что финал шоу стал окончанием целой эпохи. Мы с Марком сотворили на сцене маленькое волшебство, но мы в последний раз выступали вместе в качестве супружеской пары.

Последняя попытка

На следующую ночь после финала шоу мы вместе с Марком и детьми планировали улететь в отпуск на Карибские острова. Я настолько сильно переживала из-за происходящего между нами, что хотела побыть немного вдали от всех, наконец поговорить и, возможно, восстановить отношения.

Мы много говорили во время перелета, и я помню, как сказала ему: «Марк, на нас с тобой держится вся семья. Между мной и тобой все должно быть хорошо, потому что в противном случае все просто развалится на части». Я сказала ему о своем желании проводить как можно больше времени вместе с ним и детьми, поставить нашу семью во главе всего.

Пока я говорила, меня не покидала лишь одна мысль: «Надеюсь, он понимает, что я имею в виду». Справедливости ради могу сказать, что не знаю, как воспринимал все это сам Марк: расценивал ли он эти каникулы как потенциальный поворотный момент в нашем браке или нет.

Мы оба понимали, что что-то не так. Но я не была уверена в том, насколько мнение Марка совпадало с моим относительно проблем в наших отношениях. Хотя, может, и он думал так же… Правда заключалась в том, что мы продолжали говорить о тех же проблемах, которые были всегда, но он явно не замечал, что, хотя проблемы были теми же, я уже не была прежней.

Раньше я восприняла бы все так, как есть. Я бы подумала: «Что ж, значит, должно быть именно так и мне надо принять это как должное». Но впервые за многие годы, вместо того чтобы смириться с судьбой, я решила: «Это все неправильно, и это не приносит пользы ни мне, ни детям». И даже если Марк понимал это, изменило бы это хоть что-нибудь? Или мы рано или поздно вернулись бы к прежней модели взаимоотношений?

Ответ на этот вопрос я получила в первую же неделю после нашего возвращения с каникул — неделю, когда мы должны были отпраздновать седьмую годовщину нашей свадьбы.

В день торжества мы пытались абстрагироваться от всего и насладиться моментом, но в результате это вылилось только в очередное столкновение.

«Настоящая любовь»: отрывок из автобиографии Дженнифер Лопес о тяжелом разводе

Однако, как и во многом другом после рождения детей, на этот раз все было по‑иному. Я уже не была прежним человеком, и я просто не хотела продолжать дальше ругаться, потому что не желала, чтобы Макс и Эмми принимали это за норму. Потому что проблема с детьми заключается в следующем: они не делают то, что ты говоришь, они делают то, что ты делаешь. Они наблюдают за вами. Если вы им говорите, что пить плохо и нельзя, но пьете сами, они будут делать то же самое. Если вы говорите им, что курить нехорошо, но продолжаете курить в их присутствии, будьте уверены, что очень и очень скоро их рука потянется за сигаретой. Поэтому, если они слышат, как вы постоянно спорите и ругаетесь, они будут полагать, что это вполне нормально.

Мне было необходимо понимать, что выбор, который я делаю для себя, правильный. Я хотела смело посмотреть им в глаза и сказать, что я сделала все так, как надо, что я уже не тот сломленный человек, который стремился сохранить свой брак во что бы то ни стало. Я приложила все возможные усилия, чтобы исправить ситуацию, но невозможно прыгнуть выше головы. В этот момент я поняла, что, как бы сложно и больно это ни было, наилучшее решение для меня в такой ситуации — просто уйти.

Книга доступна по предзаказу по ссылке.

Фото: Getty Images, Splash

Интересно…Хочу знать все, что происходит в жизни звезд.

ОК

Я соглашаюсь с правилами сайта

Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.

Источник: cosmo.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

7 + 3 =